Официальный сайт группы ВЕРЕТЕНО
НОВОСТИ : О НАС : ДИСКОГРАФИЯ : ЧИТАЛЬНЯ : ФОТО : FAN'S CREATIVE : ФОРУМ : КОНТАКТЫ : ССЫЛКИ


Сага о грубости и музыке.

Давно я не излагал на бумаге своих дум, да вот хорошо с одним человеком пообщались, и захотелось донести до людей (а особенно до членов группы) пробившие сквозь затычку огрубелости мысли. Пусть это будет сага — местами преувеличенная, местами бессовестно навранная. А кому-то все может за чистую руку сойти. Но не о поиске правых и левых речь. На самом деле я пишу эти строки только для того, чтобы облегчить Веретену подготовку новой программы. Каждую репетицию мы сходимся к тому, что работа над аранжированием и звучанием новых песен приведет нас к телесным увечьям. Почему? Вот об этом далее и зайдет речь.

Возможно я сейчас затрону что-то интимное, чего не стоило выносить за пределы коллектива. Тогда мне набьют морду. Что есть группа «Веретено»? Это единый сплоченный коллектив личностей или это некий «общак» серостей?

Начнем издалека.
Член группы делает дело. Например, организовывает концерт, находит трубача для записи и т.д. Насколько ценно это дело для коллектива и для каждого члена коллектива в отдельности? Достойно ли это дело слова «спасибо» от других членов группы и стоит ли обижаться, если этого слова нет? Пожалуй, что обижаться не стоит, потому что я, например, сдержанный человек и могу подавить в себе эмоции, обиду, самолюбие. Стоит ли вообще ожидать этого спасибо? И от кого? От группы или от членов? Однако желание получить «спасибо» есть, но по-хорошему об этом я должен молчать, будучи примером терпимости. Группа… Шесть роботов делают дело ради дела. Или всё-таки эти дела делаются ради друг друга? Не члену группы спасибо высказывается обязательно — по отношению к посторонним мы сохранили какую-то порядочность. А по отношению к самим себе?

Зачем же мне понадобилось это «спасибо»? Даже если я понимаю, что оно немое, иногда мне необходима реальная поддержка, а не ментальная. Просто слова одобрения. Хочется воочию убеждаться от самих членов группы (а не только от публики), что всё это делается не зря. Не получая всего этого, я становлюсь грязным циником. На самом деле все просто. Мы грубы и грубеем еще больше. За грубостью не видно немого «спасибо». И это «спасибо» нужно не одному мне, а каждому члену Веретена от других членов Веретена. Иначе я бы об этом не писал.

Чем сильнее мы будем грубеть, тем скорее мы перестанем творить. Не сможем давить в себе свое Я, пытаясь понять другую точку зрения, другие переживания, другое восприятие. Именно поэтому внутри коллектива, среди нас шестерых, каждый в первую очередь личность. Если ты в человеке не видишь личность — ты его не слушаешь и не пытаешься понять. Для остальных мы — коллектив. Грубея с каждым днем, мы перестаем чувствовать музыку, друг друга и музыку друг в друге. Грубея, мы становимся неспособны на компромиссы. Я понимаю, что дела все ценят. Но атрофируется восприятие. Это ужасно… Мы просто не считаем нужным сказать «спасибо», морально поддержать своего соратника. А сделать ему что-то приятное — вообще что-то запредельное. А ведь музыка — как капля росы на травинке, которая срывается от легкого дуновения ветра. А мы как с самого начала не слышали её друг в друге, так и не приближаемся к этому… Вместо того, чтобы становиться тоньше и растворяться друг в друге, мы грубеем и кроме своего Я ничего не слышим. И я грубею.

Самое неприятное — это медленная смерть… Такое ощущение, что мы умираем. Хочется полета души, а его нет. Что-то тянет в самую трясину. А тянет туда смирение с невозможностью этого полета. Чтобы полететь, тебя должен понять хотя бы один человек.

Так что же такое Веретено? Это единый сплоченный коллектив личностей или это некий «общак» серостей? Видим ли мы друг в друге личность? Уважаем ли друг друга до такой степени, чтобы прислушаться друг к другу? Когда у человека исчезает полет души, он находит упоение славой.

Что же нас ждет?
И всё же я прошу не забывать, что эта сага местами преувеличенная, местами бессовестно навранная. В конце я подумал, можно ли высказать всё вышеисложенное в одном предложении? И ответ нашелся практически сразу: Музыку должны делать дети.

Алексей Иванов




Vereteno.ru ©1999 — 2007